Jarvis
Cocker

Так как я являюсь уникальным вэб-критиком, печатающим свои обзоры одним пальцем и ковыряющимся в носу целыми 10 одновременно (по прогрессивной методе "Соло в носу" от Пита Тауншенда), вам безусловно будет интересно услышать моё мнение об этом альбоме Джарвиса Крекера.

(*оказывается мутантом с 11 пальцами на руках, пишет обзор, ковыряясь в носу одновременно*)

У этого альбома хорошее название. «Джарвис». Имея такое имя, разумеется следует называть им всё подряд. Ты сделал коктейль из спирта и воды? "Ммм... Нормально так! Нареку этот коктейль Джарвисом". Ты снимаешь проституток фразой "Эй, детка! Хочешь прокатиться в моём лимо?". Эй, подумай: "Хм.. А ведь неплохо работает! Пожалуй, назову его «Метод Джарвиса».. Не слишком пафосно? Может, стоит убрать слово "метод", м?"

За прошедшие пять лет с момента выхода пластинки «We Love Life» Джарвис успел составить сборник «The Trip», сыграть второстепенную роль в фильме про Гарри Поттера и неожиданно выпустить альбом. И, безусловно, всё это он делал не ради денег, особенно второе. Ведь что такое деньги? По этому поводу есть прекрасный анекдот, который я сочинил только что:

— Ты знаешь, Гитлер ненавидел людей, которые любили деньги, а сам был альтруистом!
— Правда?
— Да! Один раз он даже приказал показательно сжечь 6 миллионов.
— Марок?
— Нет, евреев.


С этой пластинкой заканчивается период жизни Кокера, про который можно было говорить "А Джарвис-то повзрослел, повзрослел! Сколько раз подтягивается, интересно?". Дальше он будет только стареть, но сейчас, в этот самый момент, он выглядит солидно и уверенно. Первая же песня, «Don’t Let Him Waste Your Time», неожиданно подтянутая и бодрая, рассказывает про романы, которые не закончатся свадьбой, и включает в себя гениальные строчки "Пускай целует тебя там, где не светит солнце", которые, отковыряв литературную шелуху, следует читать "Пускай целует твою дырку от задницы". Джарвис Кокер повидал кое-что, многое понял и готов поделиться копытом. И под словом ’копытом’ он, разумеется, понимает ’опытом’ на букву ’к’.

Джарвис ощутил, что жизнь слишком короткая, чтобы тратить её на дерьмовые альбомы и брит-поп гимны нижнему белью. Уже во второй песне «Black Magic» Крекер надрывается: "Блэк Мячик!" в поисках откровения, которое, по его же словам, даётся только раз в жизни. В запрятанном в самый конец сингле «Running The World» идиотская брит-поп тема "Будущее принадлежит нам" с альбома «Diferent Class» наконец-то сменилась осознанием того, что парой рифм в микрофон ничего изменить нельзя. И хотя связь с Палп заметна в песнях «Big Julie» (что-то про большие сиськи, которыми пользовались все кому не лень) и «Fat Children» (мутная история про гопников), "новых" песен явно больше.

Это превращение следует запечатлеть в фильме какого-нибудь култового режисёра, я считаю.
— Мы очень надеемся, этот фильм будет коммерчески успешным, ведь так?
— О чём речь! Успех гарантирую! Меня ведь не зовут Квентин Гарантино за просто так!
писано 27.11.2006
комментировать 7
Jarvis
2006

Кто-то скажет, что этот альбом бьёт его задницу, но ведь мы все такие разные, и у нас такие разные задницы. Не стоит вслепую бросаться на эту пластинку. Лучше пришлите фото своей задницы к нам в редакцию, чтобы мы смогли подобрать альбом индивидуально для вас, который лучше всего бил бы именно вашу задницу. Постарайтесь сделать побольше фотографий с различных ракурсов: жопу сзади, жопу спереди, жопу изнутри, чтобы мы располагали большей информацией.

Итак, предположим, что ваша жопа белая, не очень жирная, самоуверенная, ироничная, ведёт пару блогов, где в основном делает ссылки на чужие блоги, немного разбирается в музыке, ну, так, на уровне ссылок на чужие блоги, и вот эта жопа вопрошает, понравится ли ей новый альбом Джарвиса Кокера Спаниеля. Думаю, да.

Другое дело — жопа с ушами. Обладатель такой жопы вряд ли воодушевиться новым альбомом Джарвиса по той причине, что у такой жопы, помимо жопы, есть ещё и уши, и им совсем не нравится, что они слышат. В основном в силу физиологических особенностей они слышат звук пердежа, поэтому дополнительный пердёж под гитары с новой пластинки Кокера — вряд ли это их удивит. "Пфффффр", — презрительно фыркнет такая жопа.

И уж совсем другое дело, если у вас вместо жопы — голова. Тогда вы не можете не думать и оцениваете не только музыкальную составляющую пластинки, но также и подтекстовый пласт текста. И проблема в том, что интеллект нового альбома Джарвиса Кокера я бы оценил в одну лошадиную силу. Сейчас, подождите, я всё вам расскажу, только наложу заклинание "музыкальный обзор" на свой текст. Возможные побочные эффекты — новый абза

ц. Итак, я могу понять, почему у молодёжи чешутся руки записать громкий альбом, и эти руки они чешут о свои гитары (на самом деле я не могу этого понять, это просто такой словесный оборот). Я даже могу понять, почему старики под конец жизни обращаются к жёсткому гаражному року и альтернативе (снова словесный оборот). Но зачем записывать такой альбом в сорок пять лет, когда тебе сорок пять? Я этого не могу понять и это никакой не словесный оборот. Ну, вы знаете эти словесный обороты. С помощью них очень часто пишут стихи для наших глубоких русских рок-песен, смысл которых порой метафорически передан этими оборотами:

Вот, новый оборот:
И мотор ревёт
И не разберёшь
Пока не повернёшь заааааааа
Вот, новый оборот


Например, в вышеуказанной песне смысл состоит в том, что у протагониста ревёт мотор и он не может разобрать, пока не повернёт заааааааа. Я так вообще много песен могу вам объяснить. «Satisfaction»? Проще простого: парень едет на машине, и тут появляется диктор на радио, который начинает ему рассказывать про всякую чушь, а протагонист не может получить удовлетворения. Или «I Wanna Be Your Man» Битлз: протагонист хочет быть твоим любовником, детка, он хочет быть твоим мужчиной, он хочет быть твоим любовником детка, он хочет быть твоим мужчиной. Хэй, да я щёлкаю их, как орешки! Только подумайте: если бы у меня было филологическое образование, я бы знал, что значит слово "филология".

«'Further Complications.'» ныряет в гаражный инди-рок под руководством Стива Альбикини, что обеспечивает громкие гитары в половине песен. Песни по большей части накидывают текст вокруг второсортных риффов, которые Макр Болан написал для Марка Болана, но тот отверг их по той причине, что они слишком похожи на Марка Болана, и в итоге записал свои собственные. Сам текст крутится вокруг похоти, страсти и секса, и делает это достаточно банально (по часовой стрелке) с исключением лишь в «Pilchard» (инструментал). Не то, чтобы всё было плохо, но, буквы можно составлять в гораздо более интересные последовательности, как мы знаем из умных книжек ("Игра 'Балда', пособие").

Ярких песен здесь всего две (грандиозная «Slush» и «You're In My Eyes»), и обе идут в самом конце, так что далеко не все музыкальные критики доходят до них. Вам повезло, что я пользуюсь старым трюком и слушаю пластинки задом наперёд, поэтому первый услышал эти прекрасные ласкающие ухо композиции. Не поленитесь, найдите эти два магнум опуса — это лучший атональный джаз-нойз с сатанинскими подпевками, который выходил в этом году!
писано 21.07.2009
комментировать 2
'Further Complications.'
2009

Сходу, чтобы не было вопросов, комната 29 — это номер в отеле Шато Мармон с настоящим роялем, затерявшемся в углу огромной комнаты. Факты про легендарный Шато Мармон:
- именно здесь Джими Хендрикс насмерть подавился блевотиной Джима Мориссона
- именно здесь Ноэль Галлахер заразил СПИДом Дэймона Албарна
- возможно, именно про этот отель Леонард Коэн написал песню 'Chelsea Hotel #2'
- именно тут Оззи Осборн на завтрак заказал летучую мышь
- в одном из номеров Курт Кобейн застрелил гранж-музыканта из ружья
- в лобби именно этого отеля Мик Джаггер что-то там
- слух, который я запустил в сеть только что, утверждает, будто именно здесь нацисты спрятали янтарную комнату!

В общем, нет ничего удивительного, почему Шато Мармон считается священным местом для любителей рок-музыки и даже упоминается в песнях Ланы-Дель-Рей-Выпей-Баночку-Соплей и Фазера-Джона-Мисти-Кто-Писал-Лучшие-Детективы?-Агата-Кристи (у меня рифмовательные дни). Так же нет ничего удивительного, почему в отель постоянно съезжаются все сорта музыкантов, и что в один день в него заселились Джарвис Кокер и Чилли-Вилли Гонзалез, которого заподозрили в контрабанде наркотиков из Мексики, а потом выяснили, что он француз и стали обвинять в контрабанде багетов и даже хотели за это посадить его в тюрьму, но он попросил этого не делать, и его отпустили (поняли почему меня называют мастером рассказывать историй?).

Как бы там ни было, из-за ошибки девочки на ресепшене, Джарвиса Кокера и Чилли Гонзалеза заселили в один номер 29, а те, вместо того, чтобы выяснять отношения с персоналом, набросали пластинку, которая больше похожа на радио-постановку, чем на альбом некогда известной звезды и никогда неизвестного хера, которого все к тому же принимают за мексиканца.

Здесь может показаться, что в этой паре одолжение делает Кокер Гонзалесу, но если посмотреть в ретроспективе на дискографию обоих, то становится очевидным, что в творческом тупике уже как лет 5 находится Кокер, и тут к нему въезжает Гонзалес на рояле с мигалкой и экстренно оказывает искусственное дыхание рот-в-рот. Серьёзно, если кто не слышал последний альбом последнего (это я так говорю, чтобы не повторять «Гонзалес»), обязательно сделайте это, потому что Гонзалес обладает редким талантом сочинять почти академическую музыку, которой можно наслаждаться без всякой подготовки.

Даже если вы не слышали ни трека с пластинки, дуэт из чувака, который любит вкрадчивым голосом фантазировать о том, как и кого трогали в номерах отелей, и чувака, который любит трогать клавиши рояля, звучит именно так, как можно ожидать. Чего нельзя было ожидать — это уровня мелодий, которые оба выложили для альбома, от которого никто ничего не ждал, потому что что вообще можно ждать от пластинок в жанре 'other'? 16 треков, 51 минута, которые съедаются репризами и интерлюдиями, но даже так на пластинке уйма песен, которые делают то, что удаётся очень малому количеству пластинок — звучать сложно, красиво и легко одновременно. Возьмите для примера 3-минутную 'Clara' (про дочь Марка Твена), эту милую хрупкую мелодию, которая на строчках 'How he used to play for you / Like a personal orchestra / If you could just recall the tune' ломается и за 10 секунд вырастает в гиганта, чтобы затем рухнуть вниз, будто в невесомости внезапно появилась гравитация. А в 'Salomé' и 'The Other Side' дуэт очень тактично добавляет к этой красоте струнные, сохраняя изящество и следя за тем, чтобы всё не переросло в оркестрованную попсу 60-х.

Несмотря на то, что авторство без проблем угадывается между Кокером и Гонзалесом (он никогда не смог бы написать настолько прямую мелодию, как 'Ice Cream As Main Course'), это в полной мере совместная работа, которая не могла бы получиться у них по одиночке. Кстати, поиск в Gooogle 'Chateu marmont room' подсказывает следующие комнаты в порядке популярности: 64, 29, 33, 69, поэтому я очень надеюсь на продолжение — особенно много, я уверен, Джарвис Кокер сможет рассказать про комнату 69.
писано 14.08.2017
комментировать 0
Room 29 by Jarvis Cocker and Chilly Gonzales
2017