Mahmoud
Ahmed

Я нашёл способ творить справедливость на просторах интернета и обличать блудниц. Для этого я добавляю неизвестных мне девушек во Вконтакте в друзья и как только они подтверждают дружбу, я немедленно пишу на их стене «ШЛЮЮЮЮЮХА!», потому что, согласитесь, эти развратные твари именно ими и являются. Где граница? Если она так просто добавила меня в друзья, это означает, что с такой же лёгкостью она мне сделает и минет в подворотне. Во всяком случае, так всегда делаю я, когда меня добавляет неизвестный парень в друзья.

Хайле Селассие был крут не только тем, что на его могиле выросла марихуана, после чего его канонизировали и признали Богом, а марихуану — божественной травой, через курение которой познаётся мудрость (и никто не виноват, что эта мудрость очень смешная). Император Эфиопии имел отличный музыкальный вкус, и содержал несколько «придворных» групп, среди которых была Imperial Body Guard Band, среди которой был молодой Махмуд Ахмед, среди которого было очень много крутых мелодий.

До свержения Селассие Махмуд Ахмед выпустил совсем немного материала, а после этого новый режим сраных коммуняк был против музыкальных увеселений, и Махмуду пришлось начать выпускать свои хиты на самостоятельно записанных кассетах, а порой и их распространять. Он подходил к прохожим и подсовывал свои записи «Твоя музыкальная совместимость со мной СУПЕР!!», после чего прохожий кричал в коробку Ахмеда «Офигенный альбом! Расскажу всем своим друзьям!» — так зародился last.fm

Благодаря колоссальной серии «Ethiopiques» ранние записи Махмуда Ахмеда (блин, какое же у него имя всё-таки смешное (не мешайте, я познаю мудрость)) собраны все вместе: 11 записей под общим именем «Almaz», но не верьте названию и этому блеску на солнце — перед вами самый заурядный компакт-диск из пластика, который вам стараются пихнуть по баснословно завышенной цене!

В белом мире африканская музыка для внутреннего рынка всегда будет цениться, как мера хорошего разностороннего вкуса. И порой недобросовестные музыкальные критики тянутся на африканскую музыку просто ради понтов. Типа, ого, зацени, я намотал 480 прослушиваний Махмуда Ахмеда, ну, теперь-то можно смело поносить Радиохед и их новый альбом. Что? У них даже нет нового альбома? Ну, лооооохи!

Но что стоит помнить, когда речь идёт о всяких известных африканцах внутреннего рынка, они никогда не творили искусство, или сцену, или субкультуру, не устраивали революций, не были аутсайдерами, не опережали своё время, не рисовали «Мону Лизу», не изобретали химического оружия, КОРОЧЕ, проще перечислить, что они делали. Эстрадную музыку. Попсу. Другое дело, что в Эфиопии за бедностью жизни отсутствовала прослойка музыкальной индустрии, навязывающая музыку, как аксессуар вашей жизни, поэтому их попса была крайне близка к народной музыке. Возьмите самый первый сингл Махмуда с этого сборника «Nafqot New Yegodagn» и в нём нет ничего, кроме чистого желания покрасоваться своим голосом перед микрофоном. Не по-европейски, но другие песни вроде «Asha Gedawo» и «Almaz Men Eda New» (в названии этой песни перечислены все желания современной женщины) пытаются повторами цепких фраз привлечь ваше ухо, и если это не прямая задача поп-музыки, то вы ошибаетесь — это прямая задача поп-музыки.

Неплохой (ну, и если учесть доступность номерных альбомов Махмуда, то и бесценный) сборник, но на мой вкус здесь слишком много саванных панихид вроде «Zèmèdié» или «Ambassel». И, да, умник, я знаю, что в Эфиопии почти нет саванн. Именно поэтому меня удивляет наличие саванных панихид на этом сборнике!
писано 15.08.2012
комментировать 0
Almaz
1973

Немного африканского юмора. Побережье озера Чад. Негр заходит по пояс в воду и замечает других негров в озере: «Всем чмоке в этом Чаде!», ахахахаха, магнисифенто!

Ах, да, юмор был в том, что у негра резинка на плавках порвалась, забыл сказать.

Никто не скажет вам, какой это по счёту альбом Махмуда Ахмеда. У нас нет всех его дисков, а негры не умеют считать. Впрочем, это не более чем расистская шутка, и чтобы показать вам свою толерантность, я расскажу историю, которая приключилась сегодня со мной. Буквально пару часов назад ко мне на улице подошёл негр, не ограбил меня и пересчитал вслух мои пальцы на обеих руках, а потом повторил весь латинский алфавит без ошибок.

Музыка Африки всегда будет убежищем для тех, кто временно устал от современных трендов. Ритмы, мелодии, акценты — здесь всё другое, и для понимания этого нужно время. Я возвращался к африканской музыке много раз, каждый раз копая всё глубже и глубже. В первый раз все пластинки Махмуда Ахмеда, выпущенные в серии «Ethiopiques», казались скучной нудятиной, а за то, как он с блеянием тянет «а» и «о», хотелось убить (поэтому я выходил во двор и пырял ножиком первую встречную бабульку). Поэтому отнеситесь к моим восторгам и рейтингам с особой осторожность, потому как я слушал эти альбомы порой в течение 3-4 лет, и не надо думать, что вы сможете угореть по Махмуду с первого же прослушивания. Лучший способ врубиться в его записи, это поставить их все в один плейлист, заварить чашечку крепкого гашиша и сидеть втыкать в пустоту часа 2-3. Короче, мой типичный вечер, только под Махмуда Ахмеда.

Альбом начинается вяло, поэтому проматывайте первые две песни. Вы ещё успеете послушать эти атональные панихиды, самый сок пластинки — в более прытких вещах вроде «Etu Gela», «Eyew Demamu» и «Ney Denun Tesesh». Наверное, звук записи можно объяснить хреновой аппаратурой, вынужденным лоу-фай подходом, сравнить их с более полированными записями Ахмеда из 80-ых, но, фак мне в уши, до чего же классно это всё звучит. Никаких басов, инструменты позади вокала вообще никак не разделены между собой, но до чего же мистически звучат эти задвинутые назад и, кажется, живущие своей жизнью трубы под ритм доносящихся из-за дымовой занавесы ударных. И это не только атмосфера держит всю пластинку. Это злобное соло на органе в «Eyew Demamu» пробирает до костей, и я до сих пор испытываю восторг от аранжировки «Belaya Belaya», когда этот ритм трусцой прекращается и снова стартует 3-4 раза перед припевом. Здесь есть схожие черты с фанком и вы даже можете услышать влияние рокенролла в «Antchi Enen Wededjign», спрятанное под этими клёвыми трубами. Вообще, середина альбома — самое классное время для вкушения таланта Махмуда Ахмеда. Там есть место груву и разнообразию, в отличие от тягучей 12-минутной «Tezeta», которая могла бы быть короче на 8 минут, и никто бы не заметил. Или длинее на 30 минут. Я бы не заметил. Потому что не слушаю эту песню.

Оу! И ещё, зацените моё новое изобретение, которое я отчасти позаимствовал у африканских племён: секс-кукла-вуду. Типа если вы хотите трахнуть тёлку своей мечты, но она вам не даёт, то вы заказываете у нас на сайте секс-куклу-вуду по её фотографии и трахаете эту куклу, а в это время её трахает кто-то другой, и вы злобно потираете ручки.
писано 15.08.2012
комментировать 1
Alèmeyé
1974

Этот диск был записан в 1975-ом году, но издан только в 1986-ом (Мамуд Амед — перфекционист, поэтому настоял на том, чтобы альбом провалялся 10 лет на полках в подвале, как лучшее французское вино). Известную долю конфуза добавляет также то, что эфиопский календарь сбит относительно нашего на 8 лет (и продолжает сбиваться, учитывая их месяцы по 30 дней), поэтому сейчас в Эфиопии только 2004-ый год, и им эта музыка кажется не такой старой, как нам. Подумать только, у них ещё не было Франц Фердинанда и хипстеров, а также конец света в Эфиопии настанет только через 8 лет!

Это первая запись Мамуда после того, как император Саласие был свергнут, и в стране настала смесь хаоса и диктатуры, которая, в частности, прекратила всю ночную жизнь в Эфиопии. Отчасти это объясняет, почему Мамуд Амед (о, да, я выяснил тут, что «х» в его имени не читается, и теперь весь из себя такой посвящённый употребляю «Мамуд Амед» наравне с «хип-хап» и «цайтгайст») на этой пластинке не надувает разноцветные шарики, а поёт более грустные, чем обычно, песни. Я, правда, не знаю эфиопского, поэтому он вполне может петь про то, как надувает разноцветные шарики, но у него не получается, и, нет, вам никогда не понять глубины эфиопской грусти по этому поводу.

Чем мне нравятся альбомы Амеда, на них через одну идут меланхоличные, а затем фанковые песни. Ощущения, будто тебя окатываю сначала ушатом холодной воды, а потом на тебя ссыт молодой белокурый проказник. А, ну или как контрастный душ, точно. И более того, изредка эти два стиля Амеда смешиваются вместе, как, например, в «Ohoho Gedama». И можете мне нассать на голову, если это не самая лучшая песня, написанная за все времена. И, это... Это точно не лучшая песня, написанная за все времена. Так что, уговор дороже денег, давайте ссыте. Ну же! Что вы там медлите!

Альбом содержит большой эфиопских хит, который будут пихать на все сборники Амеда, «Ere Mela Mela» — песня, содержащая все почерки Амеда, но далеко не самая его лучшая. Это звание я отдам свингующей колониальным рокенролл угаром «Belomy Benna». Это редко встречается на записях Амеда, но это то, что вы ожидаете от более цивилизованной части Африки: буйство красок, нотки мистицизма, сложные партии духовых и эмоциональный вокал. Эта песня безумна, но одновременно очень сдержана, как будто записана через толстое стелко, которые отделяет вас от всего мракобесия, которое творится на сцене.

По Мамуду Амеду можно найти не так много информации, но, судя по всему, этот альбом считается его лучшим, и я не буду особо возражать — для сольного номерного альбома, а не сборника, здесь действительно дофига крутых песен вроде «Abay Modo» и той же «Belomy Benna». Но здесь меня поражает другое: в то время, как в его стране творился кромешный п^#$и^&&з###д*#!е$%^&ц, Мамуд (и не только он) с какой-то невероятной жизненной мудростью и спокойствием продолжал творить свои песни, оставаясь на родине. Одно это добавляет ценности и смысла его музыки, рождённой вопреки всему, что было вокруг, по сравнению с музыкой Запада, постоянно находящейся в борьбе с творческим кризисом.

Итого, неофициально это самый лучший альбом Мамуда Амеда (а официально эфиопские власти пока ещё не высказали свою точку зрения), но не спешите говорить это эфиопским хипстерам с ножами-бабочками, которые подходят к вам и с прищуром спрашивают, а, милейший, скажите, какой альбом у Мамуда Амеда самый хороший? В таком случае самый правильный ответ — это «Larete Umahino». Эти ребята знают, что это название альбома, который Амед никогда не записывал, а поэтому это (может быть) его лучшая запись.
писано 25.08.2012
комментировать 0
Erè Mèla Mèla
1975

Этот альбом никогда не переиздавался с тех пор, как был выпущен Мамудом на собственные деньги в 1978-ом году, и его невозможно найти в продаже, но учёные смогли сделать невозможное. Посмотрите сюда: эта установка направлена в космос и ловит отражённые звуковые волны с далёких звёзд. Учёные подсчитали, что колебания звука во время записи этого альбома Амеда лет 15 назад дошли до околоэкваториальной звезды Ригель и теперь отразились обратно к Земле. Эта установка позволяет перехватить затухание волны, восстановить его и дать послушать нам, ценителям африканско——... Боже, какое говно! Я вообще ничего не слышу, кроме шума! Что это за дерьмо? Я так и знал, что надо было не разыгрывать очередной грант, а просто пойти и скачать виниловый рип с любого торрент-трекера!

Эта пластинка записана под конец так называемого «Золотого Века» эфиопской музыки, абсолютно умозрительной условной границы в музыки Эфиопии, до которой все записанные альбомы были шедеврами, а сразу после — редчайшим воняющим говном (я уточнил про «воняющее» говно, потому что, кто знает, быть может у меня есть читатели с Рублёвки, которые в своей роскошной жизни сталкивались лишь с люксовым невоняющим говном японского производства и не знают всей правды жизни). Те, кто успели записать альбомы в Золотой Век, тем повезло: альбомы вышли на удивление хорошими, но уже на следующий день после конца Золотого Века, из-под рук эфиопских музыкантов стало вытекать ну просто редкое говно (которое воняло, да-да, именно что воняло, мои изнеженные читатели с Рублёвки).

Окончание Золотого Века в африканской музыке было вызвано техническим прогрессом, и не более того. На континенте появилось множество дешёвых синтезаторов, и большинство музыкантов просто стали исполнять свои старые по сути песни на синтезаторный лад, и это звучит пошловато. Но те, кто смогли адаптировать свой звук и стиль под новый инструмент, оказались далеко впереди — возьмите Вилльяма Онйеабора с «When The Going Is Smooth And Good» для примера, от которого у самого чёрного чувака юга Лондона Дэймона Албарна, латентного любителя футуристичного примитивизма, должна течь слюна.

Отличие этой записи от предыдущих в чистоте звука, что по началу смущает. Дайте угадаю, о чём вы сейчас подумали. Вы сейчас подумали, интересно, почему олений член, когда до него дотрагиваешься, по началу дёргается, сжимается и уменьшается в размерах, а только потом при правильном массаже увеличивается. Что? Вы не это подумали? Значит, это подумал какой-то другой читатель — вас тут слишком много, простите, сложно уловить конкретно ваши мысли.

Я бы мог начать здесь неисчерпаемый спор на тему субъективного восприятия звука и то, как на это влияет качество записи, потрясая предыдущими «мистическими» альбомами Амеда, ранними записями Эриэль Пинка и прочими атмосферными артифактами, но как бы там ни было — пишется раздельно. Я к тому, что по-научному, мне посрать на то, что эта запись начищена и сияет в противовес предыдущим прокуренным мутным изнемождённым альбомам, но чисто по-хипстерски я страшно скучаю по этому тёплому плёночному шуму и куче сброшенных назад инструментов.

Здесь полно клёвых песен, и мои ставки идут на «Neshtie» и «Gebtewat Yikon Fikrien». Здесь по-прежнему слышится эта врождённая забота о звуке, когда, например, фуззовая гитара ударяет по неспешному течению «Fetsum Dink Lij Nesh» каким-то донельзя кривым и неправильным соло, которое не могло бы подойти лучше. И, несмотря на то, что я всегда считал Мамуда Амеда поп-певцом, тут выше процент эстрадных (в извращённом смысле, но тем не мене) вещей вроде «Anwedim Tekatin». И это наводит только на одну мысль. Олений член. Если дотрагиваться до него уже согретой рукой, быть может, он не будет так сильно дёргаться?
писано 25.08.2012
комментировать 0
Jeguol Naw Betwa
1978

Изначально этот диск был предложен на релиз с названием «Soul Of Adidas» и такой вот обложкой:

mahmoud_ahmed_soul_of_adidas.jpg

но официальные власти усмотрели возможность начала семячного бунта, так как поставки подсолнечных семян были мизерные, а спрос после такой пластинки мог превысить всякое возможное предложение, тем самым спровоцировав взвинчивание цен и последующий кризис с беспорядками.

Несмотря на то, что меня с этим диском ничего серьёзного не связывает (и диск тут такой удивлённо «Два месяца в дырку — это теперь ничего серьёзного???»), мне он по-прежнему импонирует, несмотря на ряд но:
1) он записан в согласии со всеми современными технологиями, доступными в Эфиопии на тот момент (углепластика, фонтанный метод добывания нефти, ионно-лучевая огранка алмазов, дороги, ирригация)
2) сами песни на нём ещё сильнее подбираются к эстрадной волне, уходя от племенных мотивов
3) я не знаю, что значит слово «импонирует», но, полагаю, что-то неприличное. Именно поэтому я его и употребил.

Об этом периоде Мамуда известно очень мало. Известно, что он продолжал выпускать пластинки солидным темпом, известно, что постоянно колесил по Эфиопии с концертами и вообще никак не прекращал музыкальную деятельность (что включало штудирование женщин, алкоголя и наркотиков), но никто, вообще никто, не знает, почему именно «Soul Of Addis» был выбран для всемирного распространения, как пример альбома Амеда из 90-ых для европейского уха. Для того, чтобы узнать ответ на этот вопрос, вам придётся позвонить Мамуду Амеду и спросить это лично, но сейчас в Эфиопии уже ночь, да и к тому же 8 лет в прошлое.

Знаю, не в моём стиле, но это просто «неплохой альбом». После приключений из 70-ых он не вызывает такой исследовательской страсти, как ранние пластинки. Он не открывает неведомых горизонтов с ожиданием большего, не заставляет вас подумать, что всё, что вы слышали доселе — примерно 2-3% от того, что может предложить вам музыка. Он просто разваливается перед вашими ушами с видом «а бывает и так». Это скорее альбом из серии «Их нравы» и советовать его можно только фанатам Мамуда Амеда. Поэтому я, пожалуй, посоветую этот альбом сам себе. И послушаю этот совет! В смысле, послушаю альбом «Soul Of Addis», а не совет. Срать я хотел на совет.

В переводе на английский названия этих песен звучат особенно эстрадно — «Call Me», «I'm All Alone», «Lonely & In Love» и так далее. Это на полном серьёзе альбом тем Филиппа Киркорова, и я не удивлюсь, если тексты песен заставляют кровочить уши тех, кто в курсе Эфиопского языка. Но, как это часто бывает с бедствующими странами, даже их самая попсовая музыка гораздо душевнее того, что вы ожидаете. И здесь слово «Soul» в названии пластинки совсем не врёт. По мне ни одна песня не уделывает остальные и не выделяется особенным шармом, но в целом это крепкий альбом, выполненный с накопленным за все эти годы должным профессионализмом и мастерством изливать одно и то же чувство из раза в раз, не теряя эмоциональности.

Я ставлю этой пластинке 3 звёздочки. Нормальный альбом, но если вам будут предлагать эту пластинку в обмен на анальный секс в подворотне, я думаю, вы знаете, что ответить. 2 удовольствия сразу! Соглашайтесь!!
писано 25.08.2012
комментировать 0
Soul Of Addis
1997