Miles
Davis

Ву-ху! Первая джаз-пластинка, обозретая на нашем сайте! По этому поводу я даже написал обзор! Вот он!


О, Майлз Дэвис. Я только сейчас начинаю потихоньку, по десятку альбомов в день, влезать в его невообразимо большого размера каталог. При жизни он записал около 60 пластинок, а теперь, после его смерти, переиздаются также и полные сессии (4 диска музыки каждая) к некоторым из его 60-ти пластинок и стоит это всё невероятные деньги. Может показаться странным, зачем человеку, который умер, продавать свои бокс-сеты по 70 долларов каждый, но, конечно, никто не исключает, что ему вдруг захотелось купить плазменный телевизор к себе в гроб.

Однако, ближе к делу. Однако, говори: будешь оленю покупать, или, однако, нет? Однако, не держи меня, я человек деловой, однако!

Простите мой акцент, только что вернулся с Чукотки.

Впрочем, ближе к делу. Надо обозревать альбом, а не семечки грызть, рассуждая о тенденциях политического курса доллара в Уганде. Мы говорим про джаз-альбом, который называется «Silent Way» от вашего самого надёжного поставщика джазовых альбомов Майлза Дэвиса ЛСД, чёрт, ЛТД. Майлз Дэвис — это уже сама по себе, на момент 1969-ого года, была торговая марка: как-никак 20 лет в музыке. Поэтому альбому можно безоговорочно доверять. Хоть своих детей, пока вы идёте в булочную. Потому что альбом очень спокойный, но заставляющий слушать и длится ровно столько, сколько требуется, чтобы сходить в булочную. Впрочем, не всё сразу.

Итак, это джаз-альбом. Джа(з) любит тебя. По статистике газеты «Жизнь», треков на среднестатистической джаз-пластинке в две тысячи раз меньше, чем на среднестатистической рок-пластинке. Поэтому обозревать джаз-пластинки сплошное удовольствие. Смотрите:

Альбом «In A Silent Way» представляет нам два трека. «Shhh/Peaceful» и «In A Silent Way/It’s About That Time», оба из которых мне жутко нравятся.

Но почему-то моя совесть говорит мне, что надо ещё немного пословоблудить на вашем мониторе, пока вы не смотрите. О’кей, совесть, я принимаю твой вызов. Когда мы говорим об альбоме Майлза Дэвиса надо понимать, это не альбом именно Майлза — словоблужу я. Это альбом — продолжаю словоблудить я — многих талантливых людей. В частности, на этом конкретном альбоме больше всего слышна работа Херби Хэнкока и Чика Кории на клавишных. Великий и Несравненный Джон МакЛафлин (надо бы разузнать, кто это) бренчит на гитаре, которую не слыхать в первой песне. В добавок к этому, их тут поддерживает Дэйв Холанд, выводящий две-три ноты все 20 минут на басу в каждой песне и Тони Виллиамс на барабанах, но в этом нет ничего удивительного. Кого можно удивить в наше время тем, что Тони Виллиамс играл в группе Майлза Дэвиса на барабанах? Только человека, который не знает, кто такой барабан!

Продолжаем. Первая композиция «Shhh/Peaceful» соответствует своему названию. Тихая и мирная, с водянистыми сонными клавишами она звучит одинаково все 18 минут, иногда включая в себя попискивания трубы Майлза. Это совсем не похоже на тот джаз, который изображает Луис Армстронг на обложке сборника «20 Jazz Greats». Но тем не менее, несмотря на то, что никакого драматического развития эта песня не получает, все 18 минут её интересно слушать. Так же интересно, впрочем, как слушать дождь — зависит от настроения. Если вы не фанат аудиокассет с написанными рукой названиями "Дождь, октябрь, 1997", лучше сразу переходите ко второй стороне пластинки.
Потому что на второй стороне, которую заполняет сюита «In A Silent Way/It’s About That Time», Тони Виллиамс переходит с тарелок на настоящие ударные, Дэйв Холланд достаёт из запасников четвёртую ноту, которую тоже играет туда-сюда наряду с первыми тремя, пока не оглохнет, а Великий и Несравненный Джон МакЛафлин со второй попытки врубает гитару так, что её слышно. Что ещё лучше, присутствие Майлза становится более заметным и ближе к середине композиции вся группа достигает настоящего джаз-пекла, которое оправдывает "затишье перед бурей" на первой стороне — заканчиваю словоблудить я, так как мой словоблудящий член устал (если что, я про указательный палец правой руки, которым всё это печатаю).

Кстати, вы слышали новый хит Стиви Вандера со словами "I can’t see you Miles, oh, Miles, oh Miles, oh, Miles, oh yeah!", да? Слышали? Пожалуйста, напишите мне, как он звучит, пожалуйста! Ведь я.. ой, как неудобно, ведь я — глухой.
писано 14.06.2006
комментировать 0
In A Silent Way
1969

В данный момент я читаю автобиографию Майлза Дэвиса, которую он написал в 1989-ом году, но на русский язык она была переведена лишь в 2005-ом году. Пока я нахожусь в самом начале, и в одном месте Майлз описывает свои ранние дуэты с Лестером Янгом по кличке Президент. Далее он сокращает его кличку и, внимание!, пишет, как это было здорово играть с "Презом на саксе". Да, разумеется, это было ещё в яслях, но вы только представьте: с презом на саксе — разве это не есть венец юмора???!! До сих пор пытаюсь понять, как звали этого чувака в оригинале на английском. "Condo"?

Но это не имеет никакого отношения к обзору на альбом Битлз «Abbey Road». Более того, то, что идёт ниже, тоже не имеет абсолютно никакого отношения к Битлз и их альбому «Abbey Road»!

Итак, перед нами единственный хит Майлза Дэвиса, который пробрался в топ-40 чарта Биллборд. Потому что кроме джаза включает в себя элементы рок-музыки (давно пора: 1969-ый год на дворе), а вы ведь знаете, как любители рок-музыки падки на элементы рок-музыки! Про этот альбом сказано больше, чем про любой другой альбом Майлза Дэвиса, так как он стал уникальным на тот момент сплавом джаза и рока, если говорить строгими категориями. Про этот альбом столько ушей прожужжали, что теперь если вы захотите иметь всего один джазовый альбом в своей коллекции, вы по любому купите именно эту пластинку, хотите вы этого или нет.

Я не собираюсь сейчас вам тут рассказывать всю историю джаза до 1969-ого года (потому что не знаю её), но надо всё-таки что-то рассказать, поэтому я всё-таки что-то расскажу. Так вот, обычно я покупаю джаз в МакДональдсе. Подхожу к кассе и говорю:

— Будьте добры: хард-боп, ню-боп, би-боп и фьюжн.
— Фри не забыли?

Я к чему это? К тому, что этот альбом — что угодно, только не фри-джаз. Майлз Дэвис ненавидел фри-джаз. Если вкратце, то фри-джаз — это, когда в группе три-четыре человека, все из них хотят солировать (включая барабанщика), а трубач или саксофонист просто уродуют свои инструменты на протяжении пятнадцати минут. Это надо слышать, потому что понять значение слова "уродовать" по-другому просто нельзя.

Однако, это не имеет никакого отношения к обзору на диск Битлз, так что сменим тему.

Альбом «Bitches Brew» считается первым альбомом в жанре fusion, от русского "фьюжн". С одной стороны он вьюжен, с другой — очень южен, и всем нам нужен. Поэтмоу "фьюжн". В отличие от предыдущих альбомов Дэвиса, «Bitches Brew» сильнее опирается на ритм и содержит больше гитар (которые тоже иногда солируют).
В конце прошлого альбома по результатам СМС-голосования из группы вылетел Тони Уильямс (ударные), на место которого пришло аж три человека, а также дополнительный игрец на конгах, Джумма Сантос, которого всегда добавляют бесплатно, если вы заказываете трёх барабанщиков. С таким вот составом группа отправляется в казалось бы свободный полёт, который на самом деле чётко контролируется Майлзом. Итогом этого стало 20 композиций, из которых всего 6 попали на оригинальное два раза виниловое издание. Все из них следует к одной цели — смешать рок с грязью, то есть с чёрным джазом, я оговорился, но каждая из них это делает своим собственным путём. И хотя я не люблю переходить на личности, больше всего мне нравится «Miles Runs The Voodoo Down» — плотная и бойкая 14-минтуная композиция с лучшими соло Майлза на альбоме.

Впрочем, это опять не имеет никакого отношения к обзору на Битлз. Единственное, что здесь имеет хоть какое-то отношение к альбому Битлз «Abbey Road», так это рейтинг.
писано 14.06.2006
комментировать 1
Bitches Brew
1970

Если хотите знать, что такого гениального сделал Майлс Дэвис за время своей жизни на земле, прочтите этот обзор. И хотя этот обзор скорее показывает, что гениального в своей жизни сделал я (собственно — этот обзор и сделал), в нём всё равно пару раз упоминается Майлс.

Итак, перед нами самый забытый из всех забытых альбомов Дэвиса 1970-ого года, очень плодотворного года, в котором Майлс выпустил аж 5 пластинок, 3 из которых были живыми, а 2 — солидными студийными монолитами, недавно переизданными в стерео. Господи Праведный, на чём надо сидеть, чтобы обладать такой продуктивностью?! На кокаине? На герыче с добавкой красного перца? На стуле с гвоздём? Увы, Май ЛСД Эвис унёс этот секрет с собой в могилу и никто никогда нигде никак никуда ни за что не узнает на это ответ, кроме нарика дяди Коли, который всегда в сортире коммунальной квартиры колит герыч с пивом к себе в вену за 400 рублей доза. И пока мы ещё в этом абзаце, хочу сказать, что Коля — это самое подходящее имя для нарика. Как Квася для алкаша.

Альбом записан в 1970 году в честь чёрножопого...

— Эй, политкорректнее говорить "чернокожего"!

...в честь чернокожего-на-жопе боксёра Джэка Джонсона, который вне ринга обожал устраивать массовые потасовки: поэтому пластинка и называется «Три Бьют Джэка Джонсона». Скажу сразу: несмотря на то, что Джэк Джонсон за всю свою боксёрскую карьеру не записал ни одной песни, трибьют получился потрясающим — он действительно бъёт попу, причём так же сильно, как это сделал бы Джэк Джонсон, если бы вы сказали ему, что он плохо вытирает свою попу через 6 часов после еды.

Пластинка содержит всего две песни, которые в джазе обычно называют "композициями", потому что для песен им не хватает мелодий, припевов и слов. Проще говоря, на пластинке находятся два соло. Первое длится 27 минут, второе — 25 с половиной. На каждом их этих "соло" играют совершенно разные группы! В начале первого соло «Right Off» вообще нету клавишных — только барабаны, бас и Джон Малкафлин сидящий за одним риффом на гитаре. Лишь через две минуты к нему присоединяется Херби "Мистер Хэнки" Хэнкок (в дальнейшем действительно послуживший прототипом персонажа Саус-Парка Мистера Хэнки за свой цвет кожи) и наконец Майлс Дэвис, который выдаёт своё самое гениальное соло. Не столько техничное, сколько очень удачно встраивающееся в игру барабанов и гитары. Длинное, но не выматывающее и даже мелодичное без ухорежущих звуков, это соло показывает, к чему в тот момент стремился Майлс — к игре на трубе, будто это была гитара. Он уже успел познакомиться с Джими Хендриксом и его влияние очень чётко ощущается при прослушивании, если конечно не забыть закинуться кокаином. На 12-ой минуте Майлс берёт небольшой тайм-аут, после которого группа снова вливается в ритм предыдущих 11 минут с той лишь разницей, что теперь труба Майлса звучит выше и резче.

Что касается второго Осло, оно мне нравится в пять раз меньше (но всё равно — нравится), так как ему требуется десяток минут, чтобы разогнаться и прийти к какому-нибудь ритму. Просторные пассажи на трубе — это всё здорово, но после «Right Off» слушать песню без ритма — очень некомфортно. Боле того, в середине происходит вставка кусочка песни «Shhhh\Peaceful» с альбома «In A Silent Way» (первый сэмпл в музыкальной индустрии) и вы начинаете думать — эй, какого хрена, это же не Трибьют Майлсу Дэвису! Но прямо за этим песня наконец-то трогается с мёртвой точки, нащупывает ритм, Джон Маклафлин принимается солировать аккордами, Майлс потеет над трубой, Чик Кориа над своими клавишами, а под конец актёр Брок Питерс, изображая голос Джэка Джонсона, ради которого и записывали альбом, произносит: "Я — Джэк Джонсон, мировой чемпион в тяжёлом весе! И я чёрный!" так, что Станиславский орёт "Верю! Верю!" (на плёнку не попало по техническим причинам (Станиславский был мёртв)).

Гениальная музыка, которую делает гениальный человек. Разве имя и цвет кожи человека имеет значение, если он делает такую гениальную музыку, которая говорит за него? Конечно нет! А раз нет, то можно я буду звать его Торчок Черножопый?
писано 23.06.2006
комментировать 2
Tribute To Jack Johnson
1970

О, очередной альбом Майлза Дэвиса. И что же это, вы думаете?
фьюжн
Пожалуйста, учитесь читать между строк.

Но перед тем, как начать обзор, смотрите, что я хочу сказать. Майлз Дэвис выпустил кипу альбомов. Очень много. У него просто была такая работа — выпускать альбомы. Половина из них — живые и сейчас, после его смерти, лейбл Коламбиа продолжает издавать его живые работы, например шести дисковый бокс-сет «Cellar Door Sessions» посвящённый трём-четырём дням из конца 1970-ого года. Я не собираюсь обозревать такие диски. А что, если я буду постоянно таскать с собой включённый микрофон три дня подряд, а потом после после моей смерти результат издадут гигантским бокс-сетом на десять дисков? Стану ли я писать на него обзор? Давайте дружно петь припев песни Ринго Старра «The No-Song»!!

По счастливому стечению обстоятельств, этот диск не относится ни к живым дискам Майлза, ни к моим посмертно изданным аудио-хроникам, так что я вполне могу начать его обозревать. И самое удивительное, вот подстава, что он звучит абсолютно как живой диск Майлза Дэвиса с записью концерта, на который никто не пришёл!! Это потому, что Майлз Дэвис почти никогда (во всяком случае — в первой половине своего творческого пути) не накладывал звук поверх готовой записи, а всё писал с первого дубля со всеми инструментами сразу.
Касательно инструментов, на этой пластинке играет состав, очень похожий на тот, что записал «Bitches Brew». Я конечно допускаю, что они всё-таки разные и на клавишах здесь играет Херби Хэнкок — полный тёзка того Херби Хэнкока, что играл на предыдущей пластинке, но дело совсем не в этом, детка! Дело в том, что число инструментов тут расширяет колокольчик. Казалось бы — какова фигня, колокольчик! Однако, его металлический звук сопровождает все 54 минуты 49 секнд записи, создавая эффект, будто я на протяжении 54 минут и 49 секунд вхожу туда-сюда в магазин эзотерических индийских благовоний.

Альбом разделён на 4 трека. Не то, чтобы они сильно отличались друг от друга, но по-Сомерсету-моему, 4-ый из них, «Helen Butte / Mr. Freedom X», — самый разнообразный и насыщенный. Дело в том, что нажимая на кнопку "record", Майлз Дэвис молился, чтобы у него вышел альбом, который можно было бы сравнить с работами Джэймс Брайна и Слай Стоуна. В силу этого каждая композиция пластинки просто насквозь пропахла фанком и ворлд-битом. Но таким фанком и ворлд-битом, который играет стая не слишком приспособленных к этому людей. Именно этим альбом оправдывает своё название — «На Углу». Кто играет на углу? Неумелые гопники с гитарой, солдаты из хора "Афганцы", пьяницы в домино и молдаванин шпателем по стенке. Но как раз эти люди, их неприспособленность и отчаянное желание сыграть неслыханную доселе смесь фьюжн и фанка делают пластинку такой интересной.

Однако, жаль, что после записи «На Углу», Майлз Дэвис окончательно сел на иглу. Нет-нет, разумеется, я имею в виду эти замечательные домики эскимосов!!

Иными словами, весь альбом я бы охарактеризовал как "ворлд-нью-вэйв-фьюжн-фанк, лимитирующий себя методами пост-бопа"
Это было не слишком умно для вас?
Как бы там ни было, я ставлю этому альбому 4 и 5 звёздочки.
А это было не слишком умно для вас? Давайте покажу вам на вашем же языке, дорогие фанаты Улицы Сезам:
miles_4and5.gif
писано 17.06.2006
комментировать 0
On The Corner
1972

Я всё ещё читаю автобиографию Майлза Дэвиса, и вот что я вам скажу: этот чувак — самый настоящий расист. Этот вывод я сделал из следующей его фразы: "я ... расист". Более того, книжка с чёрными страницами и белыми буквами наводит на некоторые размышления. И хотя я вас немного обманул, сократив длинный кусок текса, который начинался со слова "я" и заканчивался словом "расист", до предложения из двух слов, я всё равно утверждаю, что Майлз Дэвис — самый настоящий чёрный расист. Когда человек считает, что любой другой человек противоположного цвета кожи готов в любую минуту напасть на него с кулаками, это и есть настоящий расизм, а тот первый человек — расист.
Но лично я уж точно не расист. Мне всё равно какой у тебя цвет кожи: белый или чёрный. Главное — чтобы человек был... русский.

Правда, сейчас я скажу очень неприятную вещь, поэтому лучше отвернитесь от экрана.
Всё-таки Майлз Дэвис — большая дырка от задницы.
Всё, можете поворачиваться!
Ну! Что же вы, эй! Вы меня слышите?! Поворачивайтесь!!
Боже, мои читатели отвернулись от меня.

После семилетнего перерыва Майлз в 1981-ом году, за десять лет до своей смерти, по каким-то причинам решил устроить реюнион. Себя и своей трубы. Правильно сделал — за реюнионы получаешь больше всего денег (доказано Питом Тауншендом, который этим летом в 6-ой раз собирает The Who), а у Майлза "труба не дура", или как там говорят, я точно не помню. И когда я говорю "точно не помню", я имею в виду "100 пудов не помню".
Так вот, Майлз после перерыва снова двинулся дальше, и, несмотря на то, что постарел, так и не приобрёл привычки оглядываться назад.

И когда я говорю "назад", я имею в виду "задницу". Но учтите, что когда я говорю "я имею в виду", подразумевается "поцелуйте меня в".

Так что, когда я говорю "назад", "я имею в виду" "задницу", договорились, мои дорогие читатели?
Назад! Назад! Назад! Назад! Назад!...
Эй! Только не в засос! Синяки остаются! Мама вечером ругать будет.

Этот альбом — живой (с публикой) концерт того, что представлял собой Майлз Дэвис в 1981-ом году. Его манера игры на трубе сильно откатилась от того, как он играл в 1974-ом и стала похожа больше на "модальный" период конца 50-ых — начала 60-ых. Единственное, что отличается от той эпохи, это всё остальное. Бас, гитара и барабаны скорее делают неупорядоченную фанк-соул штуку (или рэгги в «Kix»), нежели лёгкое парящее постукивание би-бопа. Из ритм-секции бас слышен сильнее всего и на нём играет Маркус Миллер, который в дальнейшем спродюсировал самый худший альбом Майлза Дэвиса, однако, здесь он звучит очень убедительно. Его толстый бас напряжён и вступает только тогда, когда кончается соло Дэвиса. На гитаре играет Майк Стэрн — тоже дружок Маркуса Миллера, да ещё и к тому же белый, что чувствуется. Но его гитара звучит крайне уместно, например, в самом конце «Jean-Pierre», когда она идеально сливается с трубой Дэвиса, или в своём соло в середине «My Man’s Gone Now». А тот самый Билл Эванс, что завалился за диван в 1966-ом году, тоже выстреливает двумя хорошими соло на саксофоне, и вообще ничто не омрачает концерт, разве только то, что Майлз Дэвис не перепрыгнул самого себя и не изобрёл, скажем, лекарство от СПИДа.

Подводя итоги, я хочу уверить вас, что это — одно из лучших возвращений артиста на большую сцену. Все 4 новые композиции («Jean-Pierre», посвящённая сыну его первой жены Франсис, исполнена два раза), три из которых можно найти только на этом альбоме, очень хороши, если не потрясающи, особенно «Jean-Pierre». И хотя альбом совсем не посягает на лавры первопроходства «Bitches Brew», это далеко не такой плохой вариант возвращения, как просто дерьмовый альбом. Или как на картине Репина «Не Ждали» — вообще без альбома.
писано 20.06.2006
комментировать 0
We Want Miles
1981