Morrissey

Ну, вот и всё, рис уходит из плова, а за ним здравый смысл из Моррисси. Я не знаю, какой это по счёту альбом в его дискографии, но самое важное, что это первый альбом, который по-настоящему больно слушать — больно до того, что голова начинает раскалываться как Соединённое Королевство на не очень-то и соединённые королевства.

Это не просто плохой альбом, это анфан терибль британской музыки (впрочем, я бы предпочёл террибл чайлд французской — хотя бы так было непонятно, про что тут поют), который ведёт себя будто ваш родственник, страдающий политическим недержанием и при этом разделяющий весьма одиозные взгляды, подкреплённые теориями заговоров, а в теориях заговоров всегда замешены евреи, поэтому не удивляйтесь песням 'Israel' и 'The Girl from Tel-Aviv'.

Надо признать, Ммооррииссии (я с горя напился и у меня двоится в глазах) долго терпел. Точнее, даже не так. Моррисси был всегда против шерсти, и если в чартах гремел мускулистый хард-рок, Моррисси выходил на сцену в гладиолусах. В эпоху националистического брит-попа, Моррисси одним из немногих задумался «А быть может, Гитлер был всё-таки не так уж и прав?». В зенит таблоидов он атаковал прессу иронией и умом. Так что в целом, нет ничего удивительного, что когда каждое второе музыкальное издание стало сборником твитов музыкантов про Трампа, Моррисси был тут как тут, только с противоположной стороны.

И всё ничего, мы знаем, что контрасты и противоречия двигают мир вперёд, лишь только теперь Моррисси, этот прекрасный нежный Стивен Патрик Моррисси, превратился в отвратительный жирный старый портрет самого себя, который надо было держать подальше в чулане. Его политическая повестка столь же изящна, как твой, милый читатель, дядя, который садится с тарелкой супа перед телевизором с выпуском новостей на Первом и глядя в телевизор, обращается к тебе: «Всё врут, а этот твой Навальный — это тоже проект Кремля», чавкает и добавляет «Я, кстати, вернул в банк карточку с электронным чипом — они через него следят за тобой»

И я бы мог простить весь этот оголтелый чванливый бред, если бы на пластинке были мелодии. Из всех 12 песен это ископаемое можно увидеть лишь на сингле 'Jacky's Only Happy When She's Up On Stage', более специфично — в строчке, которая составляет название, то есть в целом, слушать дальше неё смысла не очень много. Остальное напоминает монстра, получившегося в результате неудачной попытки генной инженерии сделать что-то хорошее из скунса и гиены, — нежизнеспособное, неповоротливое, тупое и абсолютно непривлекательное.

Я могу представить, как рождаются эти песни. Моррисси приносит исписанный мелким почерком рулон туалетной бумаги, говорит, мол, я тут стихи накатал, полдела сделано, теперь надо только музыкально это типа обкашлять. И его верный товарищ с 1991-го года Боз Бурер начинает придумывать музыкальные конструкции, которе были бы способны выдержать пафос, старческие поучения, маразм и полное отсутствие структуры, рифмы и причины для существования всего этого. Вся группа бросает всё, что имеется под рукой, на стену в надежде, что что-нибудь да прилипнет, но единственное, что не сползнает вертикально вниз — это предательский резиновый член на присоске.
писано 27.11.2017
Low in High School
2017
и я ставлю
этому альбому