Hugh
Masekela

Читатель может спросить меня: "Серхио, зачем ты вообще обозреваешь альбомы, которые тебе даже не нравятся?", и у меня на это есть заранее приготовленный ответ: я не знаю. Взять хотя бы этот альбом. Хорош ли он каковым сий есть является альбом который отнюдь не тем самым коим оный быть будет принадлежал к?

Простите, просто тренировал свой английский второй половины 16-го века.

Итак, третья по счёту пластинка Масекелы (из 4, которые я слышал), если упорядочивать в хронологическом порядке. В хронологическом порядке моего прослушивания. Впрочем, я всегда слушаю пластинки исполнителя в хронологическом порядке. Хронологическом порядке своего прослушивания, я имею в виду.

Это непростой случай. Альбом, к которому сложно придраться, против музыкального критика, который любит придираться. Кто из них победит? Думаю, альбом, хотя он, конечно, ну слииишком уж весь из себя этнический, как палки-вонючки за 10 рублей. Давайте смотреть на вещи, как они есть: Киркоров — кокаиновый гомик, а эта пластинка — добротный сплав фанка и его коммерческого продюсирования с этническими ритмами афро-бита (такая бита, которой я бью чёрных). Впрочем, я могу ошибаться на счёт пластинки. По большому счёту не так уж легко навесить на эту пластинку ярлык. Она вся извивается сотней оттенков жанров, которые мы не проходили на уроках музыки в средней школе. Марш? Реквием? Посвящение? Одноклассник, брякающий задницей по клавишам пианино? Нет же, всё не то!

"Хороший негр — мёртвый негр", как сказал бы один некрофил, но я не один некрофил. Я — много некрофилов. Много противоричащих некрофилов, которые не сходятся друг с другом во мнениях, которые перечат друг другу, которые имеют разные взгляды на музыку, один из которых развешивает носки на спинке стула, другой смотрит футбол, а третий пьёт пиво, но тем не менее, все как-то удивительным образом уживаются внутри меня. Почему общество хочет сузить мою личность до одной индивидуальности? До одного некрофила! Нет ничего унизительнее! Во мне множество индивидуальностей, именно поэтому я такая яркая личность. Да, эти индивидуальности — все как один некрофилы, но это уже другой вопрос.

Итак, я отнюдь не расист, как вы могли понять из фразы "Хороший негр — мёртвый негр", поэтому моя полная апатия к альбому про мальчика, которые делает это, не так просто объяснима. За время, пока играл альбом я выписывал на бумажку его недостатки и там тридцать раз написано "слишком длинный" по причине, что он настолько длинный, что я успевал забывать его недостаток и записывать его повторно.

О, подождите, самое место для анекдота. Встречаются двое гомосексуалистов:
— Эй, привет. Не знаешь, где здесь ближайший СберБанк?
— Да вот прям тут, за поворотом.
— Ага, благодарю.


Спасибо за внимание. Это был специальный блок социальной рекламы, подготовленный Российским Движением Гомосексуалистов с девизом "Гомосексуализм — в этом нет ничего смешного!"

Но вернёмся к содержимому моих штанов. Он слишком длинный! Слиииишком длинный. Это я про альбом, разумеется. Да, я засунул его в штаны. Да-да, что слышали. Хватит на меня так смотреть. Посто засунул диск в штаны. Всё равно ничего не происходит. Это напоминает мне тот старый уморный случай, когда меня на улице знакомый спросил "Не знаешь, где здесь ближайший СберБанк?", на что я остроумно съюморил "Да вот прям тут, за поворотом", ха-ха-ха!!

Спасибо за внимание. Это был специальный блок социальной рекламы, подготовленный Российским Движением Трахателей Дисков с девизом "Трахать диски — в этом нет ничего смешного!"

Разумеется, надо быть идиотом, чтобы жаловаться на длину композиций альбома, который основан на африканской племенной музыке, но я действительно идиот, а песни на альбоме действительно длинные. И эти ритмы, и эти духовые, они попросту не работают, как наркотики в той песне Вёрв, не связываются друг с другом, не перекликаются, потому что звучат вылизанно и отдалённо от энергии афро-бита, который пытаются имитировать чернокожестью своих музыкантов.
писано 21.10.2009
The Boy's Doin' It
1975
и я ставлю
этому альбому