Lana
Del Rey

Этот альбом закончил 7-м в списке 20 лучших альбомов 2014 года от журнала Космополитен, обогнав, предполагаю, даже альбом фотографий сумок Луи Виттона, и 6-м в ТОП-10 от журнала Time, на обложке которого обычно что-то очень влиятельное. Иными словами, это означает, что про этот альбом знали абсолютно все, и нет смысла отрицать, что его выход — одно из важнейших событий 2014 года. Кстати, год был просто уникальный! Если не помните, то позвольте бегло представить вам 2014 год в цифрах. Это '2', '0', '1' и '4'.

Со звёздами работает правило: успех следующего альбома на самом деле всегда является успехом предыдущего. То есть всё внимание к 'Ultraviolence' было приковано не из-за 'Ultraviolence' или его первых синглов, а из-за предыдущего 'Born to Die'. Если вы действительно хотите оценить в мировом масштабе эффект этой пластинки, то нужно смотреть на то внимание, которое изначально получила следующая 'Honeymoon'. То есть, так себе. Коубы с котиками ждут больше.

Что не означает, что альбом 'Ultraviolence' плохой, хуже 'Born to Die' или устраивает геноцид, когда мы отворачиваемся. Он с одной стороны точно такой же, с другой стороны — другой (именно поэтому другая сторона и называется «другой»), как одна и та же девушка, примеряющая совершенно разные наряды, а, ой, стоп, это Дэвид Боуи, расходимся.

Итак, если на 'Born to Die' Лана была аренби девочкой, то для 'Ultraviolence' она стала devochkoy. Ланочка купила кожаную koortku, нашла себе droogа с гитарой, чтобы тот smazal её шестерёнки seksom, narkotikami и рок-н-роллом, chtoby в итоге весь альбом получился всем из себя фэм-фаталь типа «Я разбила не только твоё сердце, но ещё и донора, которого срочно привезли для пересадки тебе сердца» — и вуаля, через 2 месяца работы в студии полу—— ЭТОТ АБЗАЦ НЕДОПИСАН ПОТОМУ ЧТО КТО-ТО ИЗ ЧИТАТЕЛЕЙ ТОЛЬКО ЧТО НЕБЕЗОПАСНО ИЗВЛЁК ФЛЕШКУ! ДУМАЛ, САМЫЙ УМНЫЙ? ДУМАЛ, НИЧЕГО НЕ ПРОИЗОЙДЁТ, ГОВНЮК? ПОДУМАЙ ДВАЖДЫ В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ ПРЕЖДЕ ЧЕМ СЭКОНОМИТЬ ДОЛБАННЫЕ 3 СЕКУНДЫ! (*конец социальной рекламы*)

Я не высокого мнения о Дэне Ауёрбахе из гитаро-ударного дуэта Black Keys, потому что его успех сродни успеху едва ли не столь же гадких The White Stripes (которые капельку менее омерзительны лишь потому что в этой группе брат трахал сестрёнку в отличие от сценария «братик трахает братика» у Black Keys) — весь трюк в том, что они дают публике именно то представление о блюз-роке, которое публика и так уже имеет и просто хочет видеть подтверждение своих мыслей. К счастью, почерка Дэна Ауэрбаха тут нет — всем заправлет Лана.

На 'Ultraviolence' больше нет заигрываний с хип-хопом — это огромное облегчение. Более того, если на 'Born to Die' я с помощью чит-кодов пропускал некоторые треки (короче, на клавиатуре проигрывателя надо нажать »» — не благодарите), то на 'Ultraviolence' я знаю наизусть каждую песню. Более того, на этой пластинке вокал Ланы развивается и на одном лишь нём она вытягивает такие номера, как 'Sad Girl' и 'Old Money', в которых не сказать, что взорвался фонтан мелодий. Но единственное, о чём я скучаю со времён 'Born to Die' — это задушевные хиты вроде 'Summertime Sadness'. Потому что как бы ни были хороши синглы 'West Coast' и 'Brooklyn Baby', они звучат выверенными и хорошо таргетированными номерами, и в них нет этой обезоруживающей искренности 'Video Games'.

Я ставлю этому альбому четыре zvezdochki.
писано 10.12.2017
Ultraviolence
2014
и я ставлю
этому альбому