William
Onyeabor

Так как нам всем с вами нечем заняться, кроме как писать обзоры, добро пожаловать на очередное заседание клуба анонимных писателей музыкальных обзоров. Меня зовут Антонио, и я пишу музыкальные обзоры. (*жидкие аплодисменты, сочувствующие кивания головой*)

Например, на Уильяма Онйеабора. Про этого нигерийского музыканта нам известно крайне мало, пишу я, а всё потому что какой-то хер поленился заполнить страничку Википедии о нём. Известно лишь то, что он долгое время изучал кинематографию в СССР, владеет кино-звуко-студией в Нигерии, сейчас к тому же вполне преуспевающий бизнесмен, а также хорошо бегает, если верить расиствующей статистике. И, тем не менее, мы знаем Уильяма Онйеабора прежде всего как выдающегося музыканта. Точнее, знали бы, если бы тот ленивый хер заполнил его страничку на Википедии. Да, я обращаюсь к тебе, ленивый хер! Хватит читать эту муть, иди заполни страничку Онйеабора на Википедии!

Нет же, мы продолжаем читать муть. Ну-ну.

В период с 1978 по 1985 Уильям записал 7 (от англ. "seven") альбомов, из которых у меня есть только первые два в содомитском формате MP3, который часто играет в гей-диско-барах. Именно с ними (с гей-диско-барами) я вас и познакомлю. Дорогой читатель, это альбомы «Atomic Bomb» и «Tomorrow». Альбомы «Atomic Bomb» и «Tomorrow», это дорогой читатель. Ну, теперь как мы все друг другу представлены, в комфортной обстановке можно поговорить про баб.

Мои две бабы (жена и дочь Кира) — это что-то с чем-то. На последней вечеринке я смешал в стакане ром, лайм и сахар и дал попробовать своей жене, пояснив: "Дайкири", на что моя отвязная супруга тут же вылила весь стакан Кире в глотку! Теперь та срёт розовыми облаками и орёт гимн Словении, а может быть я просто перебрал с ЛСД.

И если вы хотите сказать, что эта история не имеет никакого отношения к жемчужине нигерийской музыки «Atomic Bomb», знайте, что нет ничего дальше от истины, которая заключается в том, что на описанной вечеринке мы тотально отрывались под Уильяма Онйеабора (потому что у него прикольное имя).

Музыка Африки крайне многообразна, превосходя своим разнообразием даже, скажем, музыку Эфиопии. Вообще, все её направления можно разбить на следующие под-направления: 1) Племенная джу-джу музыка, ставшая популярной (в смысле "поп") прежде всего в Нигерии 2) Тяготеющий к джазу и фанку афробит, сложившийся благодаря Фела Кути в той же Нигерии 3) Более белая привычная смесь фанка и джаза из Южной Африки и, наконец, 4) эксперименты Уильяма Онйеабора в конце 70-ых, не имеющие канонического названия, потому что я выдумал это только что.

В этом и заключается уникальность Уильяма — при всём разнообразии Африки он умудряется выделиться из неё и не тем, что вносит в свою музыку белые влияния (как Хью Масекела). Его песни, как и положено, длинные — на пластинке умещается всего 5 штук — но интересно другое. Интересно, как это я говорю в трубку, а меня слышат через сто километров? Жалко, что это не обзор на телефонную трубку и нам необходимо вернуться к Онйеабору. Так вот, что примечательно, на его альбомах почти нет традиционных африканских инструментов типа электрогитары. Да здесь вообще нет гитар! Сплошные синтезаторы (по большей части — аналоговые), а также ритмичные инструменты типа бубна и, по большому счёту, — всё.

Я не буду говорить об охеренских мелодиях этого альбома по нескольким причинам: во-первых, охеренских мелодий здесь нет и, во-вторых, африканская музыка уверенно как фак точно не о мелодиях. Лично меня эта пластинка берёт совсем другим: искренностью. Уильям поёт на английском о мировой войне, любви и недоброй натуре денег — по сути дела тот же злобный Боно, требующий 2 миллиона за концерт, но делает это жутко наивно. Найдите «Better Change Your Mind» (одна из трёх песен Уильяма, которая выходила на сборниках лейбла Дэвида Бирна Luka Bop), чтобы услышать, как Уильям тянет своим хрупким голосом "Амееерика, ты думаешь мир принадлежит тебе?" на фоне разрозненных звуков синтезаторов, а затем как песня, переваливая за середину, превращается в минималистичный космический фанк-джэм, нетипичный не только для Африки, но и для всей музыки того времени. И лишь относительно недавно какие-нибудь разработчики жанра с витиеватым названием типа электронное пост-диско лефтфилд хаус (Lexx, к примеру) стали использовать этот приём в своих целях (получить денег).

Среди прочего я бы отметил тяготеющую (мелодически) к народной музыке «Atomic Bomb» и удивительным образом берущую за основу рэгги «I Need You All Life». Что бы я точно не стал отмечать, так это Всемирный День Гомосексуалиста.
писано 19.09.2009
комментировать 0
Atomic Bomb
1978

Только посмотрите на эту обложку — на ней нарядный Уильям так и говорит нам "Я записал этот альбом ради обложки". Это неприкрытое искреннее желание попасть на плёнку меня умиляет. Именно поэтому в Нигерии никогда не вырастет Боно, хотя тот постоянно посылает туда гуманитарной помощью вагоны своего нового альбома. Их логика проста. Что должно быть на обложке альбома про мировую войну, атомную бомбу и ущемление прав человека? Улыбающийся ниггер. Альбом про моральное разложение и конец света? Улыбающийся ниггер. Улыбающийся ниггер? Улыбающийся ниггер.

С музыкой — абсолютно то же самое. Прежде всего я люблю эти пластинки за их неудержимое восхищение собственным примитивным по сути звуком. Забавно, как популярная музыка Нигерии на тот момент была лишена сложившихся стереотипов, и Уильям Онйеабор мог быть инновационным, искренним и не противопоставляющим себя никому одновременно. Это как время начала 10-ых годов 20-го века, когда не было звукозаписывающей индустрии: можно было отпердолить задницей по клавишам и получить мировой хит. Но теперь как популярная музыка имеет гигантский багаж за своей спиной, музыкантам приходится придумывать всякие куплеты и ломать голову, как же их соединить друг с другом... Придууууумал!!! Назову это припевом!

Кстати, на страничке Онйеабора я решил собирать моменты, связанные со своей дочкой Кирой. Это будет наш маленький семейный текстовый фотоальбом! Вот ещё один эпизод: выяснилось, что она успокаивается на звуки "чщщ-чщщ", поэтому специально для неё я сделал колыбельный римейк известного детского стихотворения:

    Обезьяна Чщ-Чщ-Чщ
    Продавала Чщ-Чщ-Чщ
    Не успела Чщ-Чщ-Чщ
    Залетела Чщ-Чщ-Чщ


Жалко, что это не песня с пластинки Онйеабора «Tomorrow», а то бы я обязательно упомянул её в обзоре на этот альбом.

Однако вернёмся в нашу обзоротеку (я теперь все разделы сайта так называю: галереятека, гостевая книготека и т.д.ека). Второй альбом Уильяма Онйеабора ставит меня в тупик. Канонически сложилось, что второй альбом — это место, где музыкальный критик делает сравнение с первым, выбирает лучшего, усматривает тенденцию и делает пророчество на будущее. Так уж мы устроены, музыкальные критики. Съедим вторую котлету за обед и начинаем говорить об упадке тяжёлой котлетной промышленности, о кризисе котлеторепродукции и о том, что раньше (во времена, когда нас ещё не было, но мы знаем точно) котлеты не повторялись, не копировали друг друга.

И теперь представьте на фоне этого второй альбом Онйеабора, про который никак не скажешь "лучше", "хуже", "такой же", "аберрационный" или "апохроматичный". Хотя нет, "апохроматичный" вполне подходит. Это очень апохроматичный альбом. Не знаю, что это значит, но звучит хорошо. Именно, хорошо звучит — это максимум, который я могу выдавить по поводу данного диска. Музыкально он содержит больше явных синтезаторов, партии которых стали громче и дольше, но в итоге диск слушается так же свежо, как будто не было первого альбома и тяжёлого бремени творческого давления в попытке записать сиквел (а этого действительно не было).

Я не хочу клеить всякие слова типа "рэгги", "фанк", "электро", "не", "хочу", "клеить", "всякие", "слова", "типа" и так далее вместе, чтобы описать этот альбом. Вам достаточно просто знать, что его сухой, но живой звук уникален (причём до сих пор), а казалось бы избитые темы про любовь и мир во всём мире исполнены с обезоруживающей искренностью. Впрочем, я всегда падок на такие темы. Ведь равноправие, расовая толерантность и мировая справедливость — это моя мечта.

Вообще-то, если честно, это уже не моя мечта. После того, как меня отдубасили двое хачей возле дома, у меня не осталось мечты. Не то, чтобы моей мечтой было то, чтобы меня отдубасили двое хачей — просто я повзрослел.
писано 30.09.2009
комментировать 1
Tomorrow
1979